ГЛАВА 20 Чудесное исцеление - Уинсли Кларксон

^ ГЛАВА 20 Чудесное исцеление

Почти ничего не говорилось о сильном влиянии на сборную команду Бразилии в ходе «Франции 98» черной магии, macumba, и спиритизма. Многочисленные игроки и технический персонал безоговорочно верили в macumba. Эти футболисты были убеждены в том, что у них не получится хорошего футбола, если сосредоточиться на возвращении Кубка мира Бразилии.

В этих суевериях не было ничего необычного: принимать пас только правой ногой и наклоняться под определенным углом во время бега; не повторять по памяти цитат из Библии до тех пор, пока мяч со свободного удара не отлетит на достаточное расстояние, — это некоторые примеры предрассудков. У каждого были свои суеверия. Тем не менее, намного более гротескным, было то, что, по крайней мере, трое членов команды брали с собой на поле артефакты вуду. И эти же самые игроки сделали в своих номерах фактические места поклонения своему культу.

Рональдо с детства знал все это и, хотя он в значительной степени и уважал знахарей и жрецов вуду, но больше склонялся к католическому видению явлений. Незадолго до чемпионата мира он и его мать даже умудрились добиться короткой аудиенции у Папы в Ватикане, на которую он взял свою футболку с номером «9», и просил почтенного понтифика благословить ее.

Рональдо на самом деле верил в то, что, благодаря благословению Папы, у него будет особая сила забивать голы, когда он выйдет на футбольное поле в составе бразильской сборной команды. Это также было причиной, по которой он не соглашался менять свою футболку на протяжении всего турнира.

В отличие от Рональдо, его сосед по комнате Роберто Карлос был одним из тех игроков, кто практиковал macumba. Он постоянно носил с собой различные культовые принадлежности. Он также верил в знаки свыше и поделился с Рональдо своими убеждениями незадолго до первой игры команды против Шотландии. Его суждения зачаровали такую впечатлительную и мягкую душу, как Рональдо. Роберто Карлос мог рассуждать о том, когда духи разгневаны и когда удовлетворены и о том, почему Рональдо должен опасаться совершать определенные поступки, которые могут вызвать ярость божков вуду.

«Роберто Карлос был полностью поглощен macumba. Он вел упорядоченный образ жизни, но никогда не забывал о своих корнях, и вуду было важной частью этого», — пояснял один из бывших членов команды.

Как заявил тележурналист компании TV Globo Педро Бьял: «На таком высоком спортивном уровне душевное состояние игроков несет такую же важность, как их спортивная форма. Именно поэтому Роберто Карлос и его предрассудки вызвали ряд проблем у Рональдо».

Жуниор Байано, впервые играющий на чемпионате мира, перед отъездом из Бразилии разыскал свою тетку, которая была жрицей вуду, чтобы заручиться ее соответствующими напутствиями. В зловещих тонах тетка предостерегла его, чтобы он был осторожен, поскольку «не все может быть гладко в команде». Позднее Байано признался одному из товарищей по команде, что он искал помощи жрицы вуду только потому, что за несколько месяцев до начала чемпионата мира он заметил, что в бразильской команде творится что то неладное. Что именно — он не уточнил.

Не менее суеверным был Гонсалвез, который привез с собой во Францию обширный набор религиозных артефактов, в том числе иконку Lady of Apaicida, которую он повесил на стену гостиничного номера сразу же, как только вошел. Он признался, что, выходя на футбольное поле, он всегда заступает на него с правой ноги.

В раздевалке, по крайней мере, половина команды стояла на коленях и молилась. Паулу Пайшао, один из тренеров команды, перед игрой всегда вытаскивал из сумки все свои религиозные побрякушки и раскладывал их на полу раздевалки перед каждой игрой. Икона Иисуса Христа и пара молитвословов — это только некоторые предметы из его объемистой коллекции.

Вратарь Таффарел, Сезар Сампайо и Жованни по сравнению с ними были вполне нормальными. Они с гордостью говорили о себе всем остальным игрокам, что они «атлеты Иисуса». Таффарел говорил: «Я всегда молился Богу о том, чтобы в нашей команде воцарилось душевное спокойствие».

Во время перелета из Бразилии он пережил неприятный момент, когда самолет попал в небольшую турбулентность, что, как он верил, было неблагоприятным знаком свыше.

Кроме него таким же был Эдмундо «Зверь». За несколько месяцев, предшествовавших турниру, он регулярно посещал сеансы спиритизма. Один из его ближайших друзей объяснил это тем, что Эдмундо находится под покровительством духов и это объясняет тот стиль, в котором он играет. Он также регулярно посещает евангелическую церковь». Но он не объяснил, почему Эдмундо набросился с кулаками на аргентинского вратаря во время недавнего поражения сборной Бразилии со счетом 1:0 на стадионе Маракана.

С виду Рональдо оставался убежденным католиком, однако в Бразилии — в отличие от других стран мира — эта конфессия зачастую подменялась зацикленностью на macumba. Но Рональдо не боялся осознавать свой долг перед Богом: «У меня все хорошо получается в футболе только благодаря Господу. Господь избрал меня. Господь решил, что я буду счастлив, здоров и, что у меня будет яркая жизнь».

В это время пришли плохие новости для команды Бразилии, и особенно для Рональдо. Ромарио не до конца поправился от травмы, которую он заработал месяцем ранее во время игры за «Фламенго». Он собирался вернуться домой. Окончательное решение было принято ментором Рональдо Зико, который после всего случившегося заявил, что это было самое трудное решение в его жизни.

Журналист Педро Бьял до сих пор пребывает в уверенности, что Рональдо потерял контроль над собой именно в день отъезда Ромарио, непосредственно перед финальными играми: «Нажим на Рональдо вдвое возрос, когда уехал Ромарио».

Зачастую во время турнира «Франция 98» бразильскую команду подводило чрезвычайно большое количество людей, являвшихся негласными ее руководителями и так называемыми специалистами, главной задачей которых было содействие сборной Бразилии в сохранении ее титула чемпиона мира.

Бразильские журналисты были удивлены тем фактом, что один или два этих якобы «футбольных эксперта» на самом деле являлись близкими друзьями тренера и руководства ФФБ.

Как пояснил представитель TV Globo Бьял, «Казалось, что большинство этих людей просто поехали прокатиться за компанию. Это принижало авторитет команды Бразилии и способствовало тому, что очень многие просто не воспринимали их всерьез».

После появления вестей об отъезде Ромарио тренер Загало храбрился. По большому счету, он в некотором роде даже немного успокоился, поскольку его отношения с Ромарио всегда были напряженными.

Единственное, о чем волновался Загало, — это то, что ожидания 160 миллионов бразильцев были с этого момента прикованы к Рональдо, которому еще не стукнуло и 22. К тому же Загало в полной мере осознавал то, что этот нажим может иметь пагубное воздействие на его «звездного» игрока. Теперь Рональдо было негде спрятаться…


В преддверии чемпионата мира многие чересчур потакали Рональдо. Также ходили слухи о том, что в некоторых кругах присутствует недовольство относительно фантастического богатства, которое он неожиданно скопил после своих переходов в «Барселону» и затем в «Интер Милан». Бесспорно, в родной стране Рональдо к нему испытывали настолько близкие чувства, что величали вплоть до Рональдино, уменьшительного бразильского варианта его имени, поскольку кроме него был другой Рональдо — защитник Рональдо Гуир, входивший в состав олимпийской команды 1996 года. Среди членов сборной наиболее любимым был уменьшительный вариант имени, особенно после отъезда Ромарио.

Но все эти сентиментальности не могли снять с Рональдо ответственности, возложенной на него за несколько недель до начала «Франции 98». Факт оставался фактом — он по прежнему был кормильцем для большой, нуждающейся семьи, впрочем, так же, как и для настоящей армии агентов, менеджеров, телохранителей и помощников.

И многие уже начали отказываться от сравнения его с Пеле. Как написал один из журналистов Sunday Times накануне турнира, «Нет никаких признаков того, что Рональдо будет таким же, как Пеле, показавшим неизведанное в спорте. Хотя, с другой стороны, этому нападающему „Интера“ пришлось взвалить на себя большую ношу, от которой был избавлен в молодости его великий предшественник».

Суть дела заключалась в том, что половина футбольного мира предполагала и даже была уверена в том, что Бразилия не справится без Рональдо во Франции. Когда дело дошло до забивания голов, оказалось, что у Бразилии уже не было тех шансов, которыми она некогда славилась. То, что у нее был непродуктивный период между 1974 и 1994 годами, когда Кубок мира доставался другим странам, в полной мере объясняется нехваткой нападающих, которые бы действительно соответствовали мировому классу. Поэтому то так много надежд и возлагалось на Рональдо — его очевидный талант был очень редким.

Многие верили и в то, что футбольный мир бессовестно эксплуатировал Рональдо задолго до его прибытия на «Францию 98». Предполагалось, что его нежелание принимать участие в игре на протяжении всего матча было частью его неподражаемого стиля, но действительность была такова, что на протяжении предыдущих трех лет у него практически не было перерывов, когда он мог бы отдохнуть от футбола, за исключением того периода, когда он получил травму.

Рональдо был исключительно обязательным. Опытные футбольные болельщики уже заметили, что за последние десять — двенадцать месяцев его игра определенно не выделялась зрелищным рисунком. Он все чаще и чаще стал выбирать самую легкую дорогу к голу, что делало его все более похожим на так называемых «старомодных центр форвардов», например, на Алана Ширара.

Некоторые обозреватели забыли о дерби «Интера» против «Милана» в марте 1998 года, в ходе которого Рональдо сделал три или четыре невероятных, грозных прохода с мячом и способствовал окончательной победе «Интера» со счетом 3:0. То же самое произошло и в ходе победы «Интера» над «Лацио» в финале Кубка УЕФА.

Но именно регулярность, с которой он поражал сетку ворот, способствовала появлению волнений и надежд, связанных с Рональдо. В газетных статьях и бесконечных телевизионных выпусках не чувствовалось и тени сомнения, что «Франция 98» станет Кубком мира Рональдо. Он старался не выказывать своей стесненности и прятал ее в себе, до такой степени, что иногда чувствовал себя самым подавленным футболистом в мире.

За неделю до первой игры Бразилии против Шотландии, в самый «час пик», игроков повезли через весь Париж для участия в церемонии открытия спортивного парка компании «Nike». ФФБ проинформировала журналистов о своем согласии на интервью игроков в ходе церемонии открытия, таким образом привлекая их к освещению этого чрезвычайно прибыльного события. Многие расценили этот акт «Nike» как бесцеремонную эксплуатацию мега статуса бразильской команды в ходе чемпионата мира.

В компании «Nike» были настолько обескуражены негативными откликами, особенно со стороны бразильской прессы, что ее представители не стали прилагать никаких усилий, чтобы помочь журналистам посещать последующие тренировки команды. Как сказал один репортер, «Все это чрезвычайно сильно отличалось от турнира „США 94“, в ходе которого спонсор того времени — Umbro — выделил двух штатных сотрудников для того, чтобы помогать журналистам добывать интервью в том хаосе, который обычно происходит после каждой тренировки».

Несмотря на появление кулуарных разногласий, Рональдо, вне всякого сомнения, верил в то, что «Франция 98» на тот момент станет главным событием его карьеры. В первом матче против Шотландии ему придется столкнуться с тем, что его будет «опекать» один из тех самых защитников, относительно которых его предостерегал Загало — 33 летний крутой парень, который провел большую часть своей карьеры, загнивая в низшем дивизионе Англии. У ожидавшей этого матча публики создалось впечатление, что он будет для Рональдо пустяковым делом.

Однако Рональдо испытывал неподдельный страх перед жесткими футболистами из команды Шотландии, в особенности перед своим «опекуном» Колином Калдервудом. Бразильский тренер строго предупредил свою команду о духовной и физической силе шотландцев, играющих так, будто у них шило в заднице. Единственное, о чем он не сказал своей команде, так это о прозвище Калдервуда — «Эдвард Косильщик», говорившем о его привычке сбивать с ног нападающих.

Как рассказывал перед самым началом «Франции 98» получивший травму капитан команды Шотландии Гари Мак Аллистер из Ковентри Сити, «Если вы приблизитесь к нему, то, будьте уверены, травма вам обеспечена — руки или любой другой части тела. Вы уйдете с поля совершенно израненным, потому что он состоит из одних острых углов и очень костлявый».

В действительности игра, открывающая чемпионат мира, грозила внушить ужас большинству членов обеих команд, поскольку, все ждали, что атмосфера в ее ходе будет разительно отличаться от атмосферы всех других ранее сыгранных матчей.

Как заявил сам Калдервуд за несколько часов до начала этой игры, «Я не стараюсь думать о том, каким образом я буду играть против Рональдо. Я видел по телевизору итальянский футбол и знаю, что хорошая игра команд против команды Рональдо объясняется вовсе не тем, что один из защитников играет лучше его. Он в любой момент может дать фору по скорости бега, поэтому придется держать его на расстоянии трех четырех ярдов от того места, к которому он стремится, чтобы „опекающий“ его защитник мог перехватить его. Необходимо держать себя в руках, чтобы не сбить его, поскольку бразильцы так и ждут момента, чтобы пробить свободный удар со штрафной площадки. С Рональдо тоже надо быть настороже. Он может играть совсем нерезультативно очень большой промежуток времени, но в последние 10 — 15 минут забить гол».

Сказанное Калдервудом и многими другими свидетельствовало о том, что они держали Рональдо под постоянным наблюдением. Он — человек, за которым следили, и любое упоминание о том, что во время турнира он спокойно разгуливал по полю, забивая бесчисленные голы, не соответствует действительности, в отличие от того, как это могло бы показаться на первый взгляд.

С точки зрения всего мира, наблюдавшего за игрой против Шотландии, она представляла ряд сложностей для Рональдо и его товарищей по команде, но, всего за несколько часов до начала большой игры произошел еще один случай, который действительно потряс Рональдо.

В гостинице команды Рональдо попытался сделать себе сиесту, но не смог, поскольку слишком разнервничался. После этого он разрыдался и начал трястись от страха. Один бразильский журналист, присутствовавший на «Франции 98», рассказал, — «Он потерял рассудок. Один из членов команды рассказал мне, что никто из них не осмелился рассказать об этом тренерам или врачам. Они просто притворились, что он немного разнервничался, и оставили все как есть».

В Бразилии — достаточно экзотической стране, что вполне понятно, обычаи не забывают. Перед игрой многие игроки опустошают свой кишечник и мочевой пузырь. Все это началось с легенды чемпионата мира 1970 года Ривелино, который утверждал, что он всегда ходил в туалет перед тем, как команда выходила на поле. Много лет спустя он объяснил, «У нас говорят: „Давайте сбросим с себя свой страх“».

Перед игрой с Шотландией Рональдо был настолько подавлен, что перед самым началом матча так и не смог сходить по нужде, что ему удавалось постоянно делать в течение предыдущих четырех лет перед каждой игрой.

«Рональдо был убежден, что это негативно скажется на его форме в матче против Шотландии, — позднее рассказывал бразильский телерепортер Педро Бьял, — Все говорили о Рональдо и о том, как он одной левой расправится с шотландцами. В ответ он рыдал и дрожал».

После их удачной победы со счетом 2:1 даже Рональдо признавал: «Мы играли не самым лучшим образом против Шотландии, но мы выиграли. Шотландцы очень плотно опекали меня все 90 минут, хотя вели себя спокойно. В этой игре я, как никогда ранее, ощущал на себе очень много взглядов, и мне это понравилось. Каждый раз, когда бы я ни дотрагивался до мяча, все проходило нормально. Это был волшебный вечер. Незабываемый».

После пресс конференции один из журналистов комментировал: «Рональдо выглядел запуганным. Казалось, что он дошел до полного нервного истощения. Одному только Богу известно, каким он будет, когда Бразилия выйдет в финал».

На следующий день после победы Бразилии над Шотландией в первом матче чемпионата Рональдо проигнорировал совет тренера Загало не встречаться с женами и подругами и устроил себе свидание с Сузанной.

Пара встретилась в доме, арендованном для семьи возле Парижа. Сузанна все еще была раздражена тем, что произошло между ним и 16 летней русской «звездой» тенниса, но знала, что она нужна Рональдо. Он выглядел еще более напряженным, чем до игры с Шотландией, и настолько сильно волновался относительно «комендантского часа», введенного Загало, что пригласил домой съемочную группу TV Globo, чтобы снять «домашний» эпизод фильма в качестве наилучшего алиби. Загало согласился отпустить Рональдо домой на одну ночь. Другие члены недовольно ворчали, поскольку понимали, что Рональдо пользуется привилегированным положением.

Через какое то время находившийся во временном убежище Рональдо журналист TV Globo Педро Бьял понял, что между юными любовниками произошла очередная размолвка.

«Было очевидно, что они в очередной раз поругались, — пояснял Бьял. —

Он даже надел на себя футболку с надписью «Не смотри на меня — моя подружка ревнивая». Сузанну настолько сильно смутила надпись на футболке, что она пыталась отвлечь наше внимание, ухватившись за руку Рональдо и показывая кольцо, подаренное в честь помолвки».

Несмотря на то что Рональдо был бесспорно счастлив находиться дома со своей матерью и подружкой, вскоре он понял, что девушка играет на его чувствах. Вместо того чтобы расслабиться и думать о следующей игре команды Бразилии, ему пришлось играть роль миротворца и пытаться сделать так, чтобы их отношения не разрушились.


Следующая игра Бразилии против Марокко была отмечена первым голом Рональдо в турнире. На пресс конференции, состоявшейся сразу по окончании матча, в котором Бразилия одержала выгодную для нее победу со счетом 3:0, его голос звучал спокойно: «Это был самый важный гол в моей жизни, потому что это был мой самый первый гол на чемпионате мира. Я чуть не сошел с ума от радости, как пленник, которого освободили из под стражи. Нам понравилось, как мы сыграли с Марокко. Мы снова обрели былую уверенность в себе. Когда все у нас идет хорошо, в нас как будто вселяется огонь. Мы не хотим, чтобы игра заканчивалась. Именно тогда я действительно начал получать удовольствие от игры вместе с Ривалдо. Думаю, у нас получится великолепный дуэт».

Но о чем Рональдо не упомянул, так это о том, что через несколько дней после игры с Марокко он получил самую серьезную в своей жизни травму. Он придерживался строгого указания Загало не рассказывать о ней ни при каких обстоятельствах. Но не смог устоять от комментариев относительно подлости, ставшей причиной травмы: «Это было немыслимо. Судья даже не показал ему „желтую карточку“. Мне нужно специальное лечение, чтобы попытаться вылечить травму бедра. Я не понимаю судей. Сначала они говорят одно об опасности подножек, а затем ведут себя совершенно иначе. Все получилось так, будто марокканцы появились на свет только для того, чтобы хватать нас. Они опасны».

Этот инцидент привел Рональдо в бешенство, поскольку он до сих пор страдал от травмы колена, полученной еще в марте 1996 го и обострившейся вновь, когда он играл в «Барселоне». Теперь к ней прибавилась и травма бедра. И все эти напряженные разбирательства, которые должны были вот вот развернуться, все равно уже не могли спасти ситуацию. Но Рональдо знал, что ему придется играть через боль.

Вскоре после победы над Марокко члены бразильского журналистского корпуса, насчитывавшего 500 человек, начали собирать сплетни о том, что у Рональдо возникло еще больше проблем с Сузанной Вернер.

После этого Сузанна и Соня устроили обед в доме, который он снял в районе Pontault Conmbault. Но Рональдо не появился.

Мысли, которые Сузанна высказывала давным давно относительно важности быть верным во взаимоотношениях, засели в его подсознании. «Это то, что ставится под вопрос многими молодыми людьми. Сейчас это так трудно. Я не очень то и верю в то, что сейчас хранят верность, особенно, мужчины», — заявила она незадолго до свидания с Рональдо.

Odia, одна из газет Рио, настаивала на том, что Рональдо не был на этом обеде в Париже, потому что он настолько сильно устал, что проспал до 2 часов дня и забыл об обеде с матерью и Сузанной. Тем не менее в тот же самый день Сузанна вылетела в Милан, чтобы продолжать сниматься и не видеться с Рональдо. После этого поползли слухи о разрыве их отношений. Odia настаивала: «Рональдо эмоционально уязвлен». Тем временем, Марио Загало в очередной раз повторил свое предупреждение, чтобы все члены его команды держались подальше от своих жен и подружек, поскольку не хотел, чтобы кто то из его команды отвлекался от грядущих важных игр.

Казалось, что слухи приходили в первую очередь из ниоткуда. Рональдо находился в замешательстве. Просто напросто он был слишком незрелым в эмоциональном отношении, чтобы справиться с трудностями.


9993594552350017.html
9993750874502530.html
9993843617284612.html
9993936774281892.html
9994040094520545.html