Остаться в живых вымирающие виды оригинальный роман Кэти Хапка, основанный на сценарии знаменитого телесериала, созданного Джеффри Либером и Дж. Дж. Абрамсом & Деймоном Линделофом - страница 4


6


Оторвавшись от микроскопа, Фэйт выпрямилась, потирая глаза и потягиваясь. Затем она набросала краткие заметки в лежащем рядом блокноте, после чего тяжко вздохнула и бросила взгляд на часы, висевшие на стене в лаборатории. В последнее время Фэйт уже не испытывала былого энтузиазма, подрабатывая по вечерам в научно-исследовательских лабораториях университета. Отчасти причина этого заключалась в том, что она слишком много времени проводила с Оскаром. На все остальное у Фэйт уже просто не оставалось сил. К тому же она чувствовала себя не слишком уютно, продолжая здесь работать, ибо в лабораторию ее устроил не кто иной, как доктор Аррельо. Но разве у нее был выбор? Ведь надо было платить по счетам...

— Я сейчас расскажу тебе кое-что интересное, детка! — Дверь лаборатории с грохотом распахнулась. В дверном проходе с широкой ухмылкой на лице стоял Оскар. А за ним топтался высокий смутно знакомый Фэйт парень с тонкой козлиной бородкой. Обшарив свою память, она наконец узнала в высоком парне друга Оскара по Интернету. Именно с ним в прошлый уикенд ее приятель разговаривал на митинге у штаб-квартиры корпорации «Кью».

— Привет, — поздоровалась Фэйт с Оскаром, одаривая Козлоборода смущенной улыбкой. — Ты что-то сегодня рановато. Ведь мне еще целый час работать, разве ты забыл?

Однако нетерпеливый Оскар, как обычно, только рукой махнул.

— Наплюй на работу, красавица, — сказал он. — У меня большие новости. Просто потрясающие!

— А что такое? — терпеливо осведомилась Фэйт, ничего особенного не ожидая. «Потрясающие новости» Оскара могли оказаться чем угодно — от благоприятного прогноза погоды до участия в очередном митинге протеста против отмены его любимого телешоу.

Оскар еще шире ухмыльнулся и кинул через плечо взгляд на незнакомца, прежде чем снова посмотреть на Фэйт.

— Пакуй вещички, моя радость. Мы едем в Австралию!

— Что? — Фэйт недоуменно заморгала. Соль этой шутки до нее не дошла.

— Я нашел спонсора для этой поездки! — Оскар уже почти орал от возбуждения. Он буквально впрыгнул в лабораторию, и голос его теперь, вибрируя, отражался от голых белых стен. — Понимаешь, все, что от нас требуется, это согласиться в течение нескольких часов пикетировать австралийскую штаб-квартиру корпорации «Кью». Тогда МЛОЖ — Международная лига по охране животных— раскошелится на самолет, отель и все такое прочее.

По-прежнему пребывая в недоумении, Фэйт покачала головой.

— Какая еще лига?

Не обратив ни малейшего внимания на ее вопрос, Оскар возбужденно продолжил свой рассказ.

— Зет тоже едет, — сообщил он, ткнув большим пальцем в сторону Козлоборода. — И целая компания других активистов со всей страны. Будет просто потрясно!

— Ты действительно так в этом уверен? — Фэйт показалось, что все это слишком уж хорошо, чтобы быть правдой. — Как там ты назвал эту организацию? По-моему, я никогда о такой не слышала. Ты уверен, что с ней все законно?

Ухмылка Оскара мигом исчезла, и он гневно взглянул на Фэйт, нетерпеливо рявкнув:

— Да какая разница? Ну почему тебе нужно вечно обо всем спрашивать, без конца все анализировать, как будто речь идет об одном из этих твоих дурацких научно-исследовательских проектов. Я-то думал, что ты обрадуешься! Это ведь шанс посмотреть мир, чему-то научиться, сопоставить — словом, сделать шаг вперед. Мне казалось, тебя подобные вещи интересуют...

И тут Фэйт поняла, что Оскар заряжается, намереваясь произнести чертовски длинную речугу. Но ей совершенно не хотелось спорить с приятелем в присутствии Зета, который по-прежнему молча наблюдал за ними из дверного прохода. А кроме того, хотя они с Оскаром были знакомы всего месяц, Фэйт уже прекрасно знала, что по меньшей мере половины из того, о чем он говорит, никогда не происходит. Так почему бы не дать ему насладиться этим моментом восторга?

— Извини, Оскар, — быстро сказала Фэйт, изображая раскаяние и пытаясь выдавить из себя полную энтузиазма улыбку. — Ты прав. Похоже, это изумительная возможность.

— Так-то лучше. — Явно смягчившись, Оскар крепко обнял Фэйт и быстро чмокнул ее в лоб. — Вот увидишь, детка. Эта поездка станет просто потрясающей...

Не снимая с лица восторженной улыбки, Фэйт слушала лепет Оскара, расписывавшего все подробности. «Может статься, у него как раз правильный подход к жизни, — кротко подумала она. — Ведь как славно мечтать о некоторых вещах. Даже если ты знаешь, что этого никогда не произойдет...»


— Уважаемые пассажиры, просьба приготовиться к посадке.

Фэйт внезапно разбудил громкий голос, прозвучавший из динамика как раз над ее сиденьем. Девушка полусонно повернулась к окну и уставилась на облака. Ну вот, она только-только заснула, а самолет уже был над Сиднеем и шел на посадку. Фэйт недоуменно заморгала, и тут к ней наклонился Оскар. От него плыл кислый пивной запах.

— Ну как, детка, можешь поверить, что мы уже почти на месте? — пробормотал он.

— Нет, — откровенно призналась Фэйт, крепко хватаясь за подлокотники и глядя прямо перед собой. А вой двигателей самолета меж тем постепенно усиливался. Девушка почувствовала, как в животе у нее что-то сжалось. — Не могу.

Все последние несколько недель были, мягко говоря, удивительными. Фэйт казалось, что она по-прежнему отчаянно пытается поспеть за происходящим.

Несколько минут спустя шасси коснулись взлетно-посадочной полосы. Как только скорость самолета замедлилась, Оскар выпрыгнул с сиденья, не обращая внимания на все еще горящее табло: «Пристегните ремни». А Фэйт так и осталась сидеть на месте, разглядывая свои ладони, лежащие на как следует пристегнутых ремнях. Ей было слышно, как где-то у нее за спиной Оскар оживленно болтает с другими членами группы.

Вообще-то, представляя себе поездку в Австралию, Фэйт всегда воображала, что отправится туда вместе со своей старшей сестрой. Теперь это, разумеется, было невозможно. И все же она по-прежнему не могла как следует примирить застрявший у нее в голове образ с реальностью. Реальность же заключалась в том, что вместе с ней в самолете летели Оскар и целая компания...

«.. .Чудаков», — подумала Фэйт; и ей тут же стало стыдно. Не то чтобы она считала себя предвзятой, но остальные четверо участников мероприятия, спонсированного Международной лигой защиты животных, оказались не совсем теми, кого она ожидала увидеть. Или, вернее, совсем не теми.

— Ну, давай же, соня, просыпайся. — Широко улыбаясь Фэйт, Оскар плюхнулся из прохода обратно на сиденье. — Мы уже прибыли. — Быстро чмокнув девушку в лоб, он выпрямился и принялся снимать вещи с верхней полки.

Отчаянно моргая, Фэйт выглянула в окно и поняла, что Оскар прав. Самолет приближался к концу полосы, и надпись «Пристегните ремни» уже погасла. По всему салону пассажиры вставали и снимали с полок багаж. Фэйт зевнула и потянулась, а затем встала и выпрямилась, насколько позволял низкий потолок над сиденьем.

— Вперед, ребята. — Невысокая коренастая женщина с громким голосом и неопрятным ворохом вьющихся волос на голове локтями пробивала себе дорогу к сиденьям Оскара и Фэйт. Ненадолго задержавшись рядом с ними и ухмыльнувшись Фэйт, она подняла сжатый кулак в салюте. — Пора выбираться наружу и атаковать всемирную капиталистическую тиранию, сестра.

Фэйт слабо улыбнулась в ответ, испытав невероятное смущение, когда несколько других пассажиров с любопытством на них посмотрели. Женщина, которую звали Руна, похоже, проводила чертову уйму времени, надрывая легкие, обвиняя во всех грехах «всемирную капиталистическую тиранию». Она также очень много болтала про вооруженное сопротивление этой самой всемирной тирании, отчего Фэйт становилось весьма неловко. Особенно когда Руна трендела обо всем этом в аэропорту Лос-Анджелеса, где все они дожидались посадки на рейс до Австралии.

Как только пассажиры начали сходить с самолета, Руна мигом исчезла где-то впереди. А Фэйт неспешно встала с сиденья и взяла свой багаж, после чего вслед за Оскаром покинула самолет и проследовала по длинному тоннелю в здание аэропорта.

Они обнаружили Руну у выхода из тоннеля. Вместе с ней там стоял страдающий избыточным весом молодой человек с мясистой детской физиономией, известный Фэйт лишь под кличкой Сынок.

— А где остальные? — громко осведомилась Руна. В голосе ее звучало нетерпение.

— Остынь. Сейчас подойдут.

Фэйт не смогла не заметить, что Оскар так разговаривает с этими незнакомцами, как будто он уже многие годы их знает. Просто поразительно, как быстро им удалось сплотиться. Насколько было известно Фэйт, до встречи в лос-анджелесском аэропорту Оскар никого из них не знал. Не считая, понятное дело, Зета, который в данный момент все еще выбирался из самолета.

«Пожалуй, в этом отношении Оскар совсем как Гейл», — с острым уколом грусти подумала Фэйт. Для ее старшей сестры тоже словно бы не существовало незнакомцев.

— Ур-ра! А вот и мы. Пора начинать праздник. — Худощавый мужчина на шестом десятке лет с длинным конским хвостом и окладистой седой бородой, театрально размахивая руками, буквально выпрыгнул из тоннеля. Все называли его просто Мо (фамилий, насколько смогла понять Фэйт, здесь вообще никто не использовал), и этот человек выглядел и одевался как атавистический хиппи, хотя по тому, как густо он пересыпал бранью свою речь, Мо больше напоминал члена бандитской группировки.

Зет вышел из тоннеля гораздо медленнее своего спутника, таща за собой спортивную сумку на колесиках, которая казалась слишком тяжелой, чтобы ее нести. Присоединившись к группе, он, как обычно, молчал и лишь водил глазами по лицам своих товарищей.

Фэйт выдавила из себя усталую улыбку, когда остальные затеяли оживленную болтовню о полете и о том, что им предстоит в Австралии. Преодолевая туман усталости, девушка вдруг поняла, что ее беспокоит один вопрос: все ли время в Сиднее они с Оскаром будут проводить вместе со своими новыми «друзьями»?

И тут Фэйт заметила, что разговор ее спутников перешел на доктора Аррельо. Всякий раз, как эта тема всплывала (а такое случалось постоянно), Фэйт испытывала определенную неловкость. В данный момент все, похоже, подыскивали для Аррельо оскорбительные клички, чтобы выкрикивать их во время его речи на съезде.

— Как насчет Насильника Над Планетой? — спросила Руна, чей громкий голос постоянно привлекал к ним недоуменные взгляды прохожих.

Сынок испустил краткий смешок, отчего его двойной подбородок заколыхался. Затем он что-то сказал Руне в ответ, но голос его, как обычно, был таким тихим и нечетким, что Фэйт не сумела ничего разобрать.

— Славно, чувак! — Мо ухмыльнулся и показал Сынку поднятый кверху большой палец.

— Нет, погодите, у меня есть кое-что получше, — с жаром вставила Руна. — Обломщик Джунглей.

Оскар рассмеялся.

— Неплохо. А как насчет Немощного Слабака?

Наконец заговорил Зет.

— Лично я предпочитаю Киллера, — спокойным уравновешенным голосом произнес он. — Просто и точно.

— Зови его как хочешь, чувак, — заявил Мо. — А лично я просто назову его...

Фэйт вздрогнула, когда этот немолодой уже мужчина разразился вдруг таким потоком сквернословий, от которого покраснел бы любой рэпер. Вся глубина враждебности ее сотоварищей к доктору Аррельо просто поражала. Что он такого им сделал?

«Хотя, может статься, и сделал», — подумала она затем, вспоминая несчастных змей, которые были теперь обречены лишиться из-за Аррельо своей среды обитания. С другой стороны, профессор был единственным человеком, который...

— Ладно, хватит уже тут болтаться. — Руна вдруг хлопнула в ладоши и повернулась к выходу из аэропорта. — Давайте-ка лучше поищем, на что нам тут сесть.

Фэйт испытала одновременно удивление и облегчение, заприметив женщину с картонной табличкой, на которой было написано: «СПОНСИРУЕМЫЕ МЛОЖ». Она вообще-то не задумывалась, как должен был выглядеть по ее понятиям представитель принимающей стороны. Однако определенно не так, как эта миловидная женщина средних лет с легкими морщинками вокруг рта и коротко остриженными светлыми волосами. В глазах у нее сквозил такой ум, а одежда была откровенно консервативной, что встречающая вполне могла бы сойти за профессора биологического факультета.

— Всем добрый день, — радостно произнесла женщина, выступая вперед. У нее оказался очень приятный голос и выраженный австралийский акцент. — Позвольте, я сама догадаюсь. Должно быть, вы та самая группа «зеленых», которую я ищу?

Фэйт ощутила легкое замешательство. Неужели их так легко было опознать?

— А вы, должно быть, Фэйт? — Женщина тепло ей улыбнулась. — Меня зовут Тамми. Добро пожаловать в страну Оз, моя дорогая.

Смущенно улыбаясь, Фэйт подивилась тому, что женщина знает ее по имени.

— Рада с вами познакомиться, — сказала она. — Спасибо, что приехали нас встретить,

Ведомые Тамми, все они подобрали свой багаж, после чего прошли к фургону, который должен был доставить путешественников до отеля. Фэйт и Оскар устроились на заднем сиденье. Когда фургон выехал со стоянки у аэропорта, Оскар обнял ее одной рукой.

— Ну разве это не классно, детка? — прошептал он, щекоча ей ухо своим дыханием. — Эта неделя станет лучшим временем в нашей жизни.

Тут Фэйт немного приободрилась. А то она уже начала сомневаться, уж не забыл ли про нее Оскар.

— Угу, — негромко согласилась она, постепенно начиная верить в то, что все это может оказаться правдой.

— Ты наконец-то сможешь лично познакомиться со всеми своими обожаемыми ядовитыми змеями, — мечтательно пробормотал Оскар, крепко прижимая к себе Фэйт. — Все твои мечты сбудутся. А мы оба получим шанс внести в этот мир определенную перемену. Большую перемену. Понимаешь, эта поездка должна изменить нашу жизнь...


7


— Здравствуйте, леди. Вы здесь собаку не видели?

Фэйт оторвалась от своего занятия — она ворошила угли одного из меньших сигнальных костров, который уже плевался искрами и угрожал погаснуть, — и подняла голову. Прищурившись от яркого утреннего солнца, она узрела перед собой мальчика лет девяти-десяти. Фэйт уже видела его накануне — похоже, это был единственный ребенок среди уцелевших пассажиров. Впервые заприметив парнишку, она испытала беспокойство, но затем, к своему великому облегчению, поняла, что за ним внимательно присматривает добродушный на вид мужчина, скорее всего отец.

Однако в данный момент предполагаемого отца нигде поблизости не наблюдалось. Фэйт улыбнулась мальчику.

— Мне очень жаль, но твоей собаки я не видела, — сказала она. — Если увижу, обязательно дам тебе знать. Между прочим, меня зовут Фэйт. А тебя как?

— Меня зовут Уолт. А моего пса — Винсент. — Мальчик показал Фэйт красный нейлоновый поводок. — Он был на самолете — знаете, в грузовом отсеке. Но я никак не могу его найти. Желтый лабрадор, примерно вот такого размера... — Он развел руки, указывая приблизительные габариты лабрадора.

— Мне очень жаль, — снова сказала Фэйт. — Уверена, он скоро объявится.

Как только эти слова слетели у нее с губ, девушка сама об этом пожалела. Зачем она об этом сказала? Все говорило за то, что в скором времени Винсент здесь не объявится. Да и вряд ли вообще объявится. В детстве Фэйт терпеть не могла, когда взрослые лгали ей насчет таких важных материй, как жизнь и смерть. С другой стороны, ей также не очень нравилось, когда кто-то (обычно это была Гейл) ставил ее перед жесткими, холодными фактами...

Поняв, что Уолт снова заговорил, Фэйт резко переключила свое внимание на мальчика.

— Извини, что ты сказал? — спросила она.

Перекладывая поводок из одной руки в другую, Уолт пожал плечами.

— Я сказал: ручаюсь, что уж Винсент-то сумел бы помочь тем людям найти кабину, — повторил он. — Знаете, они ведь уже давно ушли.

— Каким людям? Ты хочешь сказать, что кто-то отправился на поиски остатков самолета? — Фэйт бросила быстрый взгляд на лежавшие неподалеку куски фюзеляжа: в радостном свете утра они выглядели еще трагичнее.

— Ну да, об этом я и говорю, о чем же еще? — В голосе Уолта ясно слышалось нетерпение. — Чарли пошел, и Кейт, и еще... как его там?.. В общем, доктор.

— Ты имеешь в виду Джека? — Фэйт не была уверена, кто такой Чарли — в конце концов, она знала имена лишь нескольких своих товарищей по несчастью. Зато она прекрасно помнила довольно странную Кейт. И Фэйт не на шутку встревожило известие о том, что Джек тоже отправился на поиски других обломков самолета. Ведь прошлой ночью тут невесть что гремело и грохотало, так что мысль о том, что их единственный врач отправился шляться по джунглям, мягко говоря, не приводила ее в восторг. А вдруг Джек не вернется обратно? Что тогда будет с тем молодым человеком, у которого осталось полноги? С беременной Клэр? С потерявшим сознание мужчиной с металлическим осколком в животе? Да еще с по меньшей мере полудюжиной других пассажиров, которые отчаянно нуждались в помощи квалифицированного врача?

— Да, точно. Его зовут Джек. — Уолт явно потерял интерес к разговору. — Ну ладно, я пойду поищу Винсента.

— Хорошо.

Фэйт едва заметила, как мальчик отошел в сторону. Она только что услышала басовые раскаты грома — настоящего грома, не того загадочного грохота и треска, сопровождавшегося буйными отголосками, что напугал их прошлой ночью. Они накатывали на берег с океана. Внимательно взглянув в ту сторону, Фэйт увидела, что над горизонтом собираются тяжелые тучи. С моря задул приличный бриз, подгоняя эти тучи к берегу.

Считанные секунды спустя пошел сильный дождь — так внезапно, как будто кто-то взял и переключил водопроводный кран с «ВЫКЛ» на «ВКЛ». По всему песчаному берегу люди с визгом начали разбегаться в стороны, ища себе укрытие под обломками самолета или где-нибудь еще.

— Фэйт! Сюда!

Оглянувшись и прищурившись от летящих прямо в глаза капель, Фэйт увидела, как Джордж манит ее к себе из-под большого металлического навеса. Прикрыв лицо руками, девушка побежала туда.

Добравшись до импровизированного убежища, Фэйт услышала, как Джордж негромко ругается себе под нос.

— Что случилось? — задыхаясь, спросила она.

Джордж глазел через весь пляж куда-то в сторону деревьев.

— Только этого нам и не хватало, — пробормотал он. — Похоже, тот загадочный визитер вернулся.

Сердце Фэйт захолонуло. Проследив за пристальным взглядом Джорджа, она поняла, что тот прав. Деревья опять покачивались, и там ощущалось чье-то незримое присутствие. Представив, что Джек и остальные где-то там сейчас бродят, Фэйт задрожала от ужаса.

— Что же это за место? — прошептала она настолько тихо, что слова ее утонули в шуме проливного дождя.

Фэйт не была уверена, как долго она так простояла, вглядываясь в джунгли и дожидаясь возвращения загадочного существа. Однако оно так и не вернулось, а дождь в конце концов стал слабее, после чего перестал так же внезапно, как и пошел.

Через считанные минуты облака укатились за горизонт. Денек был хоть и ветреный, но в целом прекрасный. Яркое солнце быстро нагрело влажный воздух и высушило все лужи на берегу.

Закончив выжимать дождевую воду из края своей блузки, Фэйт оглядела песчаный берег, прикидывая, что же ей делать дальше. Люди толклись по всей округе, в основном по двое или по трое. Единственное исключение составлял лысый мужчина средних лет, который сидел у самого края воды, неотрывно глазея в океан. Этого мужчину Фэйт уже пару раз замечала: он всегда казался ей одиноким, оторванным от общей группы. Совсем как она.

Оставив мужчину в одиночестве предаваться созерцанию, Фэйт побрела по берегу. Пара молодых женщин шагала вперед, оживленно болтая. Мужчина куда-то спешил с чемоданом. Саид подкидывал дрова в один из сигнальных костров, а Сойер лежал неподалеку в тени, внимательно за ним наблюдая. Клэр устроилась на солнышке на самом ровном участке берега. Округлый живот беременной женщины вызвал у Фэйт чувство неловкости. Рядом с Клэр, одетая в крохотное бикини, сидела другая блондинка — та самая, которую Бун, сборщик авторучек, прошлой ночью у костра назвал Шэннон.

Отвернувшись от обеих женщин, Фэйт заметила, как Джордж, Бун и еще пара незнакомых ей людей роются в собранной Джорджем куче багажа, которую они перетащили в самую середину песчаной прибрежной полосы. Она уставилась на Джорджа, когда он вытащил откуда-то нейлоновую ветровку и повесил ее на ближайший обломок фюзеляжа. Утро вечера мудренее, и сегодня утром Фэйт испытывала легкое чувство вины за то, что плохо о нем подумала. Пожалуй, она слишком остро отреагировала на вчерашнее убийство паука — не все относились к паукам так дружелюбно, как научила ее саму Гейл. Уйма людей до смерти их боялась. Пожалуй, Фэйт следовало пересмотреть свое отношение к Джорджу, ибо, несмотря ни на что, в этом странном пугающем месте он сейчас, похоже, был единственным, кого она с определенной натяжкой могла назвать своим другом.

И Фэйт решила к нему подойти.

— Привет, — пристыженно поздоровалась она. — Гм... вам тут помощь не требуется?

Джордж выпрямился и, прищурившись, разглядывал Фэйт, тыльной стороной ладони вытирая пот со лба.

— Конечно, моя милая, — сказал он. — Мы с этим вот юношей и вон с теми ребятами сейчас сортируем часть собранного багажа.

Бун оторвал глаза от содержимого кожаной спортивной сумки и кивнул.

— Мы высматриваем тут все, что может оказаться полезным, — добавил он. — Одежду, обувь, медикаменты...

Фэйт кивнула.

— Отличная мысль. — И окинула взглядом гору багажа, надеясь различить там свой зеленый брезентовый чемодан. Но его нигде не наблюдалось.

— Вот. — Одна из работниц, пожилая женщина с рыжевато-каштановыми волосами, протянула Фэйт пару белых кедов. — По-моему, тебе требуется обувь. Думаю, они примерно твоего размера.

Фэйт испытала секундное отвращение, подумав о том, что эти кеды принадлежали кому-то из расположившихся на берегу людей — или, хуже того, одному из трупов, оставшихся внутри фюзеляжа. А затем с неохотой, но все же взяла их. Незнакомка была права — обувь ей действительно требовалась. Ее босые ноги уже покрылись волдырями и царапинами. Кроме того, с каждым шагом по замусоренному всякой всячиной берегу Фэйт рисковала серьезно поранить себе ступню.

Усевшись на песок, девушка натянула кеды. Они оказались на полразмера больше, чем нужно, однако капризничать не приходилось.— Спасибо, — поблагодарила она женщину.

— Привет, ребята! — К ним трусцой подбежал Хёрли, вовсю пыхтя от приложенных усилий. — Привет, Фэйт, вот вы где. А я вас ищу.

— Меня? — Фэйт так удивилась, что, мгновенно оторвавшись от завязывания шнурков, подняла голову.

— Ага. Я слышал, что вы... ну, что вы вроде как «зеленая», спец по всяким там деревьям и всему такому. Верно?

Вопрос не на шутку удивил девушку. Хотя Фэйт уже несколько раз разговаривала с Хёрли после вчерашнего взрыва, но ничего подобного она ему о себе не рассказывала.

— Угу, она во всех этих делах спец, — подтвердил Джордж, проходя мимо с целой охапкой рубашек.

Фэйт покраснела, запоздало сообразив, кто рассказал о ней Хёрли. Вчера днем, когда они вместе собирали багаж, Джордж спросил ее про диссертацию, и Фэйт немного ему о себе рассказала. Да еще та вчерашняя шутка про финансирование из федерального бюджета. Хёрли тогда стоял неподалеку.

— Да, пожалуй, можно и так сказать, — осторожно ответила она на его вопрос, а Джордж тем временем двинулся дальше. Неужели незнакомые люди обсуждали ее у нее за спиной? Фэйт стало неприятно. — А что?

— Ну, тогда вы наверняка знаете, какие растения в джунглях можно спокойно есть и все такое прочее, верно? — Хёрли развел руками. — Не знаю, заметили вы или нет, но наш запас продуктов уже почти истощился. Вот я и прикинул, что кто-то вроде вас вполне может помочь отыскать тут еще какую-нибудь еду.

— Да, конечно. Хотя вообще-то я специализируюсь на пресмыкающихся и земноводных, а не на растениях. — Увидев, как вытянулось лицо Хёрли, Фэйт поспешно добавила: — Но я также неплохо знаю ботанику. И безусловно сделаю все, что смогу. В смысле, если в этом возникает необходимость. — Она не сомневалась, что спасатели отыщут их раньше, чем им придется начать питаться местной растительностью. Может статься, уже сегодня. Тем не менее Фэйт была рада прямо сейчас утешить встревоженного Хёрли.

— Классно, — обрадовался тот, и улыбка буквально озарила все его лицо.

— Эй, ребята! — перебил их какой-то новый голос. Оглянувшись через плечо, Фэйт заметила, что к ним спешит отец Уолта. Он быстро представился, назвав себя Майклом, и тревожно спросил: — Никто моего мальчугана не видел? Его зовут Уолт, он примерно вот такой вот... — И отец поднял руку, показывая рост мальчика.

— Извини, старик, я не видел, — сказал Хёрли, а Бун и Джордж лишь пожали плечами.

— Я видела Уолта, но уже довольно давно, — заговорила Фэйт. — Еще до того, как начался дождь. Он искал своего пса.

Майкл тяжко вздохнул.

— Черт, он все еще не бросил это занятие? — проворчал он. — Нет, Уолт исчез не так давно. Во время ливня он был со мной. А вот потом невесть куда подевался.

Когда Майкл двинулся дальше, Фэйт встревоженно оглядела остальных.

— Надеюсь, Уолт не отправился искать своего пса в джунгли, — сказала она. — Потому что если он это сделал и если... если то существо оказалось неподалеку...

— Ё-моё. — Хёрли медленно покачал головой. — Я об этом даже не подумал. Но я хочу сказать... то, что мы видели... ведь это не может иметь какое-то естественное объяснение, да?

Мысленно Фэйт не смогла с этим не согласиться, но вслух высказываться не стала.

— А вам не кажется, что нам следовало бы помочь Майклу поискать мальчика? — спросила она вместо этого. — Мы могли бы посмотреть в джунглях...

Хёрли неуверенно пожал плечами. Зато Джордж быстро кивнул.

— Фэйт права, — сказал он. — Если малыш Уолт и впрямь бродит где-то в джунглях, нам следует помочь отцу отыскать его и вернуть на берег. — Поймав удивленный взгляд Фэйт, он улыбнулся и пояснил: — Я и сам отец. А кроме того, оказавшись в джунглях, мы сможем посмотреть, нет ли там еще какого-нибудь багажа. Убьем сразу двух зайцев и все такое прочее.

Оставив рыжеволосую женщину с парой других работников и дальше сортировать багаж, Фэйт, Джордж, Бун и Хёрли зашагали в сторону деревьев.— Майкл направился вон туда, ближе к воде, — оживленно заметил Джордж. — А мы давайте пойдем вон туда. — Он указал через весь песчаный берег — на то место, где над песком покачивались высокие стройные стволы бамбука.

Тень бамбуковой рощи казалась невероятно освежающей после палящего зноя на берегу. Фэйт последовала за мужчинами: те топали по какой-то звериной тропке, через каждые несколько метров окликая Уолта по имени.

Они уже искали мальчика минут десять, когда Фэйт вдруг заприметила в нескольких метрах от тропы небольшой красный чемоданчик, полускрытый в листве. Она поспешила его поднять. Выпрямляясь с чемоданчиком в руке, Фэйт вдруг расслышала слабый шелесту себя над головой. Подняв глаза, она охнула так громко, что все остальные услышали ее и резко остановились.

— Что там такое? — озабоченно спросил Джордж, пробиваясь к ней мимо стволов бамбука. — Эй, Фэйт? С вами все в порядке?

Девушка резко развернулась, пытаясь уследить за полетом птицы. Но та оказалась слишком быстрой и, метнувшись к верхушкам деревьев, мгновенно среди них затерялась.

— Здесь опять была та птица! — воскликнула Фэйт, все еще тщетно ее высматривая. — Кажется, я вчера ее видела.

Тем временем к ним присоединились два других их спутника.

— Ё-моё, —прокомментировал Хёрли. — А вы, случайно, самолета со спасателями вдобавок не заметили? Вид у вас чертовски возбужденный.

— Нет-нет, ничего такого, — отозвалась Фэйт, слегка задыхаясь от изумления. — Но это гораздо лучше! Кажется, я только что заприметила Psephotus pulcherrimus — райского плоскохвостого попугая!

Трое мужчин обменялись недоуменными взглядами.

— Ну хорошо, — сказал Хёрли. — А почему это привело вас в такой восторг?

Заметив недоумение у него на лице, Фэйт негромко захихикала. Голова ее кружилась.

— Райские попугаи еще с двадцатых годов прошлого века считались вымершими, — объяснила она. — Если здесь и правда хотя бы один такой живет... что ж, тогда это потрясающая новость!

— Угу, — медленно отозвался Бун. — Наверное, так оно и есть, раз уж вы так говорите. Хотя вообще-то... знаете, только не обижайтесь, но вы в этом уверены? Здесь наверняка тысяча всяких разных попугаев, и многие из них чертовски друг на друга похожи...

— Уверена, — заявила Фэйт. — И еще как уверена. Хотя я лишь мельком его видела. Но моя сестра собирала старые снимки представителей вымерших видов. У нее в ванной много лет висела в рамочке фотография райского попугая. Так что я знаю каждое перышко на его теле. Если бы мне только удалось получше к нему присмотреться, я смогла бы с полной уверенностью его опознать.

Каждая частичка ее тела буквально трепетала от восторга. Неужели здесь и впрямь обитают райские попугаи?

— Полагаю, это доказывает, что мы определенно находимся на отдаленном острове, — рассеянно продолжила Фэйт, опять тщетно обозревая верхушки деревьев. — Кроме того, это единственное объяснение, почему спасатели до сих пор нас не обнаружили. Кажется, я успела заметить, в каком направлении этот попугай улетел. Может статься, если я поспешу, то сумею его догнать и разглядеть получше...

— Погодите. — Бун положил руку ей на плечо, когда Фэйт уже собралась было направиться дальше по бамбуковой роще. — Не уверен, что это такая уж классная мысль.

Хёрли энергично кивнул.

— Ага, — сказал он. — Вы же не хотите налететь на того загадочного монстра, который тут деревья ломает. Вы что, уже про него забыли?

— А кроме того — кому нужна какая-то дурацкая птица? — нетерпеливо добавил Джордж. — Нам сейчас следует думать о массе куда более важных вещей.

По-прежнему глубоко потрясенная тем, что она только что увидела, Фэйт смогла лишь недоуменно на него воззриться. Слышал ли Джордж хоть одно ее слово? Какие еще более важные вещи? Для Фэйт сейчас главным было выяснить, действительно ли она увидела здесь райского попугая.

— Ну подумайте сами, — торопливо сказала она. — Все полагают, что этот вид вот уже многие годы как исчез с лица земли. Неужели вы не понимаете, что это будет значить, если мы и впрямь найдем здесь живого райского попугая? — Фэйт лихорадочно пыталась найти подходящие слова, которые бы все ему объяснили. — Ведь это все равно что шанс восстановить нечто, считавшееся навеки потерянным. Нечто совершенно особенное...

— Вернитесь к реальности. — Джордж закатил глаза. — Да, птички прелестные, они очень милые и все такое прочее. Но люди гораздо важнее.

— Ну ладно, — в голосе Буна звучало нетерпение, — не стоит сейчас об этом спорить. Важнее всего — оставаться в живых, пока нас не спасут, разве не так? — Тут он одарил Фэйт слегка извиняющейся улыбкой. — Иначе о вашей редкой пташке так никто никогда и не узнает.

Джордж гневно глазел на Фэйт, едва обращая внимание на слова Буна.

— Знаете, если бы всякие такие «зеленые» вроде вас проводили поменьше времени, заботясь о спасении каждой чертовой птички, сикарахи и ящерки, то, может статься, они вместо этого сумели бы помочь людям решить кое-какие из реальных мировых проблем.

— Послушайте, ребята, — неуверенно вставил Хёрли, — может, нам лучше...

Фэйт едва его расслышала.

— Вы что, шутите? — воскликнула она, пораженная таким отношением к ней Джорджа. — Да большинство «реальных», как вы выразились, мировых проблем как раз напрямую и связано со всем тем, что делают «зеленые». Знаете, мы все — часть нашей планеты. А кроме того...

Джордж не дал ей закончить.

— Да-да, все верно, — прорычал он, пиная рабочим ботинком молодой побег бамбука. — Мы все — один большой зеленый мир. Я уже все это слышал, но вовсе в этом не убежден. Слышали вы когда-нибудь о такой маленькой ерундовинке, которая зовется выживанием наиболее приспособленных? А? Почему мы должны тратить время и деньги на защиту всяких там разных тварей, которые не могут сами о себе позаботиться? Если хотите знать мое мнение, так это просто против природы.

Руки Фэйт невольно взлетели к щекам, пока она силилась подобрать слова для ответа. Она уже слышала подобные аргументы. И всякий раз оказывалась безумно ими расстроена и озадачена. Неужели Джордж и впрямь верил в то, что он только что сказал? Неужели он действительно думал, что все так просто?

«Выживание наиболее приспособленных? — подумала Фэйт, чувствуя, как слезы наворачиваются ей на глаза. Она вдруг как наяву увидела лицо Гейл. — Могу себе представить, что точно так же он думает и о больных людях...»

— В общем, я очень в вас разочаровался. — Джордж, судя по всему, даже не понял, как он расстроил Фэйт. — Никогда бы не подумал, что вы такая радикалка. Мне казалось, моя милая, что для этого вы слишком умны.

— Я вовсе не радикалка, — слабым голосом запротестовала Фэйт. Впрочем, она прекрасно понимала, что спорить дальше — занятие абсолютно бессмысленное. На самом деле Джордж решительно ничего о ней не знал, и Фэйт уже начинала думать, что ему это совершенно неинтересно. — Ладно, закончим с этим. Давайте вместо этого дальше искать Уолта, идет?

— Вот это уже дело. — Теперь Джордж явно был доволен. — Идемте вон туда. Уолт-Уолт? Ты здесь, приятель? — Он затопал дальше по бамбуковой роще.

Остальные молча к нему присоединились. Фэйт потащилась следом. Ее охватывали то эйфория от только что увиденного, то чувство вины — не следовало столь быстро сдавать позиции под натиском аргументов Джорджа. Неужели она до сих пор не научилась таким элементарным вещам!

Впрочем, чему тут удивляться. Фэйт никогда не была искусной спорщицей. Когда на нее начинали давить, ее эмоции моментально одерживали верх над ее разумом. Это была одна из причин, почему Фэйт всегда старалась избегать конфронтации...


9957555040126433.html
9957665197787601.html
9957964399043341.html
9958028934442955.html
9958136899289527.html