Зеркало Брахмы" Духовные поиски поиски своего " - страница 11

Зеркало Брахмы" Духовные поиски поиски своего " - страница 11



Я сказал ей, что Саи-Баба пообещал, что я стану недружелюбно к нему относиться после того, как найду то, что ищу.


Она заметила:


- Я тоже вижу многие вещи, но я держу их при себе.


Я спросил ее что она подразумевает под "полным горшком йогурта", и она объяснила, что это полная совокупность всего, а мы лишь крошечные частицы полного целого. Мы можем осознать эту полноту только через преданность, - сказала она; под преданностью она подразумевала служение семье, друзьям и ближним.


Увидев мой скептицизм, она остановилась. Я объяснил, что уже слышал это раньше.


- Разумом я могу более-менее понять, о чем ты говоришь, но мне кажется, истинное понимание единства, о котором говорят так много гуру и аватар - не только ты, - гораздо труднее, чем принято считать. Вот почему я ищу учителя, который сможет объяснить мне истину, о который ты сейчас говоришь.


- Как раз поэтому я и говорю, что ты должен пойти к Бала-Йоги, - ответила она тихим голосом. - Ты найдешь там все, что захочешь. В любом случае, - она закрыла глаза, словно медитируя на какой-то мысленный образ, - оставайся чистым как изнутри, так и снаружи. Это единственный путь ощутить присутствие Бога повсюду.


Получив ее благословения, я ушел. Эта женщина произвела на меня гораздо большее впечатление, чем Саи-Баба, но встреча с ней никак не помогла удовлетворить мое растущее желание действительно ощутить собственную трансцендентность. Выйдя на улицу, я спросил, как добраться до Муммувиварама, деревни, где жил Бала-Йоги. Я попросил в качестве милостыни право на бесплатный проезд и сел в автобус.


Бала-Йоги ("маленький йог") отрекся от своего дома, когда ему было всего шесть лет. Он добрался до Муммувиварама и сел на землю, погрузившись в медитацию, и больше никогда не сходил с этого места. Говорят, что с тех пор он никогда не ел, никогда не испражнялся и не мочился. Более того, его постоянным спутником была кобра. Верующие люди построили вокруг Бала-Йоги дом, и жители деревни получают большой доход с паломников, приходящих на него посмотреть. Но он оставался равнодушен ко всем этим знакам внимания.


Его можно было увидеть в течение лишь нескольких дней месяца. В это время на даршан в Муммувиварам собирается великое множество народу. Так случилось, что мое прибытие пришлось как раз на эти дни. Очередь на даршан была настолько длинной, что я уж решил, что мне понадобится выстоять сперва два дня в очереди, прежде чем я смогу увидеть Бала-Йоги. Я упал духом и решил пойти дальше. Но в то время, пока я наблюдал с расстояния за происходившим, меня окликнул один человек. Его послал министр, который меня заметил. Увидев мою одежду, он решил, что я прошел весь путь из Северной Индии, и пригласил меня на особой даршан.


Говорили, что Бала-Йоги пятьдесят лет, но выглядел он только на тридцать, у него была тонкая юношеская бородка и длинные спутанные волосы на голове. Ногти на руках и ногах отросли очень длинные и невероятно закрученные. Он сидел с сердитым взглядом в позе полулотоса, а за ним была большая глиняная статуя кобры, капюшон которой был раскрыт над его головой, словно зонт.


Паломники быстро проходили мимо. Максимум, на что у них хватало времени, - это мельком на него взглянуть. Я зашел вместе с министром и некоторыми другими большими людьми, которые, похоже, хотели лично побеседовать с йогом. Они остановили остальных паломников и объявили, что хотят обсудить, как благоустроить место паломничества. Бала-Йоги на них просто бессвязно наорал, он выглядел, как настоящий вспыливший ребенок. Министр и его друзья быстро ретировались, и очередь снова сдвинулась с места. Помощник попросил меня уйти.


Я вышел и остановился у магазина с освежающими напитками. На задней стене висели фотографии Бала-Йоги. Я заговорил с человеком, стоявшим за прилавком, и спросил, живут ли здесь какие-либо родственники Бала-Йоги.


- У него три брата, - ответил он, - и один из них его не любит. Двое других - члены комитета, который организовывает сервис для паломников в нашем городке.


Я попросил у него адрес брата, который отверг Бала-Йоги. Он жил на окраине Муммувиварам, в фамильном доме. Я отправился туда и увидел, что это пожилой человек, отошедший от активной жизни. На вопрос о брате он ответил:


- В одно прекрасное утро мальчик ушел из дома. Он пошел туда, где он сейчас, и сел. Он ничего не ел, и с ним жила кобра, которая отпугивала каждого. Наша семья приходила туда и на расстоянии хлопала в ладоши; тогда он отослал змею, и мы смогли с ним поговорить. Но как мы ни старались, домой он не вернулся. А потом стали приходить все эти люди.


- Но какова его цель? - спросил я.


Он пожал плечами.


- Его цель известна только ему. Все что я знаю, - это то, что он не любит людей. Разве что он остался на этом месте, потому что семья умоляла не уходить его дальше. Видите ли, ему было всего шесть лет, и естественно, мать и отец очень боялись его потерять. Но ему никогда не было дела до них - собственных родителей! Конечно, ему нет дела и до всех людей, которые приходят сейчас ему поклониться.


Тогда я спросил:


- А что вы думаете насчет того, что все эти люди считают его Богом или аватаром?


Он с многозначительным видом ответил:


- Если у мужчины просто три жены, это не делает его Дашаратхой.


Затем он объяснил мне, что у его отца было три жены, как у царя Дашаратхи. Царь Дашаратха был отцом Господа Рамы.


- У моего отца было три жены, как у Дашаратхи, и у него было четыре сына, как у Дашаратхи. Но это не значит, что один из сыновей должен быть Рамой.


Похоже, Бала-Йоги нужно было сидеть в одном месте, чтобы поддерживать свои силы. Также был секрет о его отношениях с коброй. Этот секрет я раскрыл позже, в Гималаях. И, несмотря на то, что обычные люди считали его Богом, сам Бала-Йоги таких заявлений никогда не делал. Похоже, его нисколько не волновало, что его преданные о нем думают.


Попрощавшись с братом йога, я вышел на улицу и сел под деревом, чтобы все обдумать. Оставив мирскую жизнь, я намеревался стать совершенным духовным учителем, но я знал, что мне необходима школа. До сих пор я видел трех знаменитых учителей, о которых говорили, что они высоко продвинуты. Но Саи-Баба для меня был просто карикатурой. Амма была достойна похвалы за ее простоту и сознание долга, но она не могла помочь мне в моих поисках, по крайней мере, она была достаточно честной женщиной, чтобы это признать. А Бала-Йоги выглядел мрачным мизантропом, который просто насмехался над каждым, кто падал к его стопам.


Обдумав все это, я посмеялся над тем, насколько бесполезными оказались мои поиски.


Но поиски длились всего десять дней. За такой короткий срок я не мог оставить надежду, что где-то есть настоящий учитель, который действительно сможет мне помочь.


Я решил отправиться в Гималаи.


СЕВЕР 1


Девапраяга - после Ришикеша первая остановка на пути в Бадринатху. Здесь Ади Шанкара установил мурти Рамачандры. В месте слияния рек Рама совершал ягью, и в деревне до сих пор жили потомки тех священников, 120 семей брахманов. Некоторые пришли даже из Андхра-Прадеша. Теперь все говорят на гхарвали. 6 месяцев они путешествуют по различным местам и совершают церемонии - подношения предкам и богам. Некоторые занимаются учительством, некоторые еще где-то работают. Но современная тенденция такова, что сын должен работать в офисе. Здесь много гор, где живут садху и йоги. Военная дорога.


После Джиллиламури я отправился в Дели, пожил там 2 недели, ничего особенного не произошло. Затем директор вокзала в Дели пожертвовал мне на билет до Ришикеша. В Ришикеше я отправился в ашрам Шивананды - "Общество божественной жизни".


Шивананда писал в одной из своих книг: "Риши зовут нас сегодня к Ришикешу, центру мудрецов. Приходите. Медитируйте на скалы, совершайте омовение в Ганге, смотрите на священные вершины" и т.д. и т.п.


Я подошел к "Обществу божественной жизни". Меня приняли, и я сказал, что хочу остаться на несколько дней. Они дали мне три дня, каждый день я мог бесплатно питаться в столовой три раза в день. Я осмотрелся по сторонам, увидел кухню, суету в офисе, печатный станок, четыре лекции по медитации в день там было. По вечерам у них был сат-санг. Все свами приходят на эту программу. Каждый должен приходить. Кришнананда, генеральный секретарь, Премананда, управляющий ашрамом, Шанкаранада, философ, Бхувананда, Девананда.


Шанкарананда читал лекции по "Кенопанишад" утром и вечером. Я встретился с Шанкаранандой, задал вопросы.


Третий день. Я попросил остаться еще, мне дали еще три дня. На второй день я встретился с Джнананандой, который всегда сидел возле храма и Нам-мандира. Он занимался медитацией и читал возле лестницы, ведущей наверх, к храму. С собой у него были книги и маленькая печатная машинка под баньяновым деревом. Я спросил, почему он всегда там сидит, это ведь беспокойное место, люди снуют туда-сюда, храм посещают люди, которые громко говорят. Он ушел из полиции и отдал Шивананде все деньги, что накопил за свою жизнь. На его деньги построили лестницу и посадили деревья вокруг храма. Поэтому он там и сидит. Мне показалось это смешным, я начал задавать вопросы, он сказал, что я люблю поспорить.


Шанкарананда беседовал со мной о ясновидении и о том, каким образом это является помехой, как он сам чуть из-за этого с ума не сошел. Он посоветовал мне заняться медитацией и занять чувства активным служением, а не болтаться туда-сюда.


- Гималаи здесь совсем рядом, здесь много людей занимается йогой и медитацией, некоторые из них используют неофитов, занимающихся медитацией, для собственных целей. Они могут управлять умами и уводить их с пути. Переходя на ментальный уровень, нужно быть очень осторожным. Выбери свой путь - мантру, аскезы, упражнения, выбери путь, который подходит мне. Я имею в виду, найди гуру.


Я спросил:


- А почему не тебя?


- Я занят очень. Пишу, читаю лекции, кромсаю сабджи по два часа в день. Но ты должен пойти к Премананде. Он с юмором парень. Длинная борода, волосы, улыбка до ушей, одежда блестит, рассказывал, что Шивананда организовал "Бхарата Садху Самаджу", в нее входило 7 тысяч человек, но настоящие садху отказались присоединяться. Шивананда не хотел объединяться, он просто хотел получить список истинных садху, чтобы выделить уголовных элементов, потому что многие уголовники становятся садху.


- А что насчет меня? - спросил я. - Я тоже садху, помоги мне.


Он ответил:


- Ты молодой, тебе нужно повидаться с йогами, с группами различными. Ты был в Бадринатхе?


- Нет.


- О, ну так ты можешь туда пешком добраться. Когда вернешься, ты будешь садху, даже если не захочешь быть садху - я именно так стал садху.


Но мне нужен был наставник, я почти сумасшедшим уже был, у меня мозги взрывались. А он сказал, что в этом-то и суть, парень. Медитация значит слышать музыку и терпеть ее, а когда наконец ты достигнешь состояния, когда тебя уже ничего не беспокоит, то нужно продолжать в таком состоянии оставаться, таков твой путь. Но здесь у тебя эта организация. Шивананда пишет в своих книгах, что здесь все есть: организация, пища, место где жить, лекции, общения, не нужно скитаться повсюду и есть сухие листья. Премананда сказал, что когда-то так и было. Но сейчас это стало слишком систематизировано. Если узнают, что я с тобой проболтал 45 минут, мне сделают выговор за то, что я от работы отлыниваю. Раньше Шивананда целыми часами проповедовал молодым садху, но теперь составили графики, которым мы должны следовать. Мне нужно следовать графику. И более того, даже если ты живешь здесь, у тебя нет будущего. Все должности заняты, новые люди не требуются. Похоже, ты искренний парень - почему бы тебе просто не походить пешком: Дева-Праяга, Вашишта-Гуфа, Рудра-Праяга и т.д. Проведи в таких экскурсиях четверть своей жизни. Нигде не оседай. Когда ты через все это пройдешь, станешь тертым калачом.


Шивананда, доктор из Малайзии, открыл клинику рядом с дорогой, по которой ходили садху, теперь это стало большой школой йоги.


Пятый день. Я пошел в столовую, там меня встретил Бхувананда и сказал, что меня хочет видеть генеральный секретарь. По дороге я встретил одноглазого ванапрастху-гуджарати с боротой и спутанными волосами. Он обычно беседовал со мной перед едой, рассказывал мне, что множество молодых людей убегает из дому и отправляется в Гималаи, но не находит там того, чего ищут. Он ушел, когда ему было 20, сейчас ему 42.


- Все что я нашел - это бесплатную еду. - Пока мы шли, он добавил: - Теперь твое врем вышло, он скажет тебе, что ты должен покинуть ашрам. Именно для этого он тебя и зовет. Двадцать лет назад он точно так же поступил со мной.


- А что делать?


- Ну посмотри на другой берег, там так много зданий, башен разных. Это всё ашрамы. Ты здесь, потому что ты из Тамил-Наду и потому что ты читал о Шивананде. Но тебя могут сбить с толку не только здесь - в любом другом месте тебя обслужат точно так же.


Это был человек, лишенный надежды.


Кришнананда. Я предложил ему полные дандаваты, сел и сказал "Хари Ом". Он посмотрел на меня, как советский офицер. Я легко мог представить на нем воротничок и звезды. Он сказал:


- В чем дело? Три дня, потом шесть дней, теперь ты хочешь еще здесь пожить? Ты думаешь, куда ты попал? В дхарамшаллу? Это место предназначено для серьезных людей, которые занимаются садханой.


Я рассказал о себе. Да, я готов выполнять любую садхану, которую вы мен поручите. Я читал книги Шиваннады, меня это привлекло. Я пришел сюда только ради духовной жизни. Я работал в ТВС, занимал хорошую должность, но я оставил все для того, чтобы найти Бога. Возьмите меня, пожалуйста. Я буду делать все что угодно. Я могу заниматься офисной работой. Любое служение.


Он сказал:


- О, так ты работал в ТВС? А почему бы тебе опять туда не вернуться?


Нет, я не собираюсь возвращаться к старой жизни.


- Ты думаешь, это место для тех, кто работу бросил?


Но Шивананда приглашает нас заниматься тем, что написано в его книгах: изучать Веды в Академии Йоги и Веданты, теперь я здесь. Я молод, готов работать, просто возьмите меня и делайте со мной что хотите.


- Отправляйся назад в ТВС! С сегодняшнего обеда тебя кормить больше не будут! Уходи!


Свамиджи, дайте мне хоть какую-нибудь работу. Я буду есть всего раз в день, я просто хочу с вами общаться, меня это очистит.


- Ты просто говоришь, говоришь и говоришь. Я больше не хочу тебя видеть! Я уже сказал в столовой, больше кормить тебя там не будут. Время, которое у тебя оставалось, теперь ушло, я отменил это, прямо сейчас! А теперь иди!


Пришла богатая семья. Его лицо изменилось, и он рассказывал им, что это место - убежище, он поговорил с ними - чистый пиар, они дали чек, он приподнял одежды, открылись его стопы, семейство смогло к ним прикоснуться. Я только что вышел. Одноглазый сидел, беседуя с другим стариком, у которого были слоновьи ноги. Я сел между ними. Одноглазый спросил:


- Ну, что Каннада сказал? Он не возьмет тамила, я знаю.


Я ответил:


- Ладно, он ничего не сказал насчет тамилов или Каннады, но он вообще никого не возьмет. Это потому что он видит, что ты умен. Если ты вступишь в ряды этой организации, то может лет через пять-шесть ты будешь сидеть на его месте. Он не позволит людям взбираться вверх по служебной лестнице. Именно поэтому я и ушел с железной дороги. Они не давали мне делать карьеру, а здесь - такая же ерунда. Иди просто в Парамартха-Никетан, Гита-Бхаван, есть много других ашрамов. А вообще чего ты хочешь? Ты хочешь просто остаться здесь до конца жизни и особо не напрягаться, да? (Ха-ха-ха). Да нет, дело даже не в том, чтобы не напрягаться, дело в том, чем заниматься.


Я хочу заниматься духовным трудом.


Он ответил:


- Работа и духовность? Такого не бывает. Духовное означает, что ты указываешь другим, чем им заниматься. Сходи и посмотри, правду ли я тебе говорю. А когда посмотришь, возвращайся ко мне обратно. Ты всегда сможешь найти меня в столовой, когда там еду раздают, потому что Шивананда оставил письменное приказание: пока я жив, я могу там питаться.


Моста не было, только лодки через Ганг. Я отправился в Парамартха-Никетану. Там я мог питаться три раза в день. Жил на берегу Ганга под навесом, там есть навесы для садху. Не так уж и плохо, что у тебя нет с собой багажа. Конечно, жуки-москиты, но это часть жизни садху. Каждый день купался в Ганге, читал после омовения "Вишну-Сахашра-Наму" и одиннадцатую главу "Гиты". Я думал, что эта река - Кришна, что горы - Кришна. Размышлял о Брахмане. Изучал философию адвайты в библиотеке, слушал лекции. Было много лекций, так что здесь я постигал адвайту все глубже и глубже. Помимо купаний и еды я еще пешком всегда ходил. Стал известен как мадрасивалла. Весь район обошел, видел йогов и ашрамы.


Потом я пошел в Гита-Бхаван. Пришел один большой йог, который тоже там жил. Я жил на веранде. Повсюду на стене были стихи написаны, я спал под стихом "анта кала ча мам эва смарам юктва калеварам". Этот йог повсюду лекции читал: в Гита-Бхаване, Парамартха-Никетане, в Шивананда-Ашраме. От него я научился тротаку - медиации на пламени, луне и солнце. Меня увлекло это. Он заметил меня на своей лекции, привел в свою комнату, я рассказал свою историю. Он посоветовал мне заняться кундалини-йогой. Дал мне схему и книгу. На схеме были мандалы. Он сказал, чтобы я сел в лотос, коснулся моего пупка безымянным пальцем и сказал задержать дыхание. За 15 минут ничего не произошло. Потом я воешл в бессознательное состояние, я знал, что существую, но не осознавал больше ничего. Когда я пришел в себя, его в комнате не было. Прошло 2 часа. Я чувствовал, что вся грязь сгорела, что я очистился. Я вышел, а он читал лекцию, объясняя всё в свете йоги. Он высмеивал тех, кто говорит, будто йога не предназначена для нынешней эпохи, и рассказывал о многих святых с точки зрения кундалини. Он сказал, что шакти Шивананды поднялась до артхи, поэтому он занимался плодотворной деятельностью, еще кто-то поднялся до свадхиштхана, поэтому он пишет книги и т.д. У него был ашрам на горе Абу. Там у него была пещера. Гора Абу находится в Раджастхане, парень. Он научил меня йони-мудре, чтобы с помощью пранаямы разогревать тело, когда холодно. Прошелся по двадцати четырем ашрамам.


Встретил Вишвагуру Мунишанандаджи Махараджу. Большой пижон. Тем временем я столкнулся с Кришнанандой, который шел с двумя другими санньяси.


- Ты до сих пор здесь?


- Ага.


- Где живешь?


Я рассказал ему, что живу по разным ашрамам, на каждом месте живу три дня.


- Иди в ТВС, как я тебе сказал. Ты просто теряешь здесь впустую свою жизнь.


Как бы то ни было, я отправился к Мунишанандаджи, большая толпа, в основном садху, ведущие садху других ашрамов. Все здесь, кроме ашрама Шивананды.


В Кумбхе в 1977 году ИСККОН разместился возле Муниша, те включали на полную колонки, когда Шрила Прабхупада читал лекции. Шрила Прабхупада попросил меня сказать им, чтобы они колонки выключили. Я пошел прямо к Мунишман.


- Мой гурудева читает лекцию, а ты мешаешь тут со своими колонками.


Он ответил:


- Ну да, а кто их вообще включил? Тут всего два с половиной человека.


Наказал своего менеджера. "А ну выключи их. Бхактиведанта Свами лекцию читает!"


Я сказал:


- Спасибо, парень, большое спасибо. Кстати, может помнишь, я с тобой жил в твоем ашраме в Ришикеше давным-давно?


Он ответил:


- Опа, точно! Тротак и йони-мудра. Слышь, парень, окажи мне услугу. Что с твоей Кундалини произошло? Ты был Эйч-Кэй, да? Я читал о вас пижонах в газете. Слышал, ты даже убил какого-то фраера. Ладно, чувак, остынь. Кальян хо (да воцарится благополучие). Я знаю Бхактиведанту Свами. Он великий человек. Во сколько вечерняя лекция? В шесть. Я приду. И он придет. Я подарил ему кресло, на котором он сидит на сцене.


Муниш - это как Канчи в Гуджарате, Раджастане, Пенджабе. Дхьян-йог, адвайти. Показывал удияна-бандху. Вертел своим желудком в животе. Делал это во время лекции. Когда я пришел к нему, пригласил жить в его ашраме. Видел, как он читает лекцию в ашраме.


Он спросил меня:


- Дохляк, а ты что практикуешь?


Я ответил:


- Йоги-мудру и тратак.


Он рассмеялся.


- Чувак, это не практика. Ты медитируешь?


- Да.


- И на что?


- На Гангу, ее круговорот, как она приходит из океана и уходит в океан.


- Ганга приходит не из океана, она от стоп Вишну приходит, чувак!


- Я неопытный, извини уж, мне надо тут пожить с тобой, ума от тебя набраться.


- Ты видел, что я показывал?


- Конечно видел, только у меня так наверно никогда не выйдет. Я не думаю, кстати, что мне этого хочется. Мне понравилось, как ты сказал, что это дело только храбрецов.


- Понятное дело, тебе нужно дхьяной заниматься, но ты должен сосредоточиваться на чем-то. Я тут на пару месяцев отлучусь, а ты оставайся здесь, я вернусь, помогу тебе. Вообще ты должен просто достичь мира с миром, молись два раза в день. Обычно кричат "Вишва ки! Кальяна хо!" Это тебе сердце очистит, занимайся пранаямой и тратак делай. Он три дня жил, пригласил меня на свою медитацию - с четырьмя учениками медитировал. Мы закрыли глаза, через какое-то время я решил подглянуть, что происходит. Смотрю, а его ученики тоже подглядывают. Но сам он был в медитации. Чувак знает четыре языка, цитирует санскрит как с куста, но самоучка (еще один случай, когда за ним это из прошлой жизни тянется).

9944752898920114.html
9944799019479544.html
9944940979793709.html
9945045111713824.html
9945217624096180.html